Исаак Дунаевский (полное имя Дунаевский Исаак Осипович, Иосифович) (18/30 января 1900, город Локвица Полтавской области - умер 25 июля 1955, Москва), композитор. Всего он написал музыку к 28 фильмам.
И сейчас он по праву считается классиком советской песни.
Главная
Исаак Дунаевский
Статьи
Оперетты
Балеты
Песни
Музыка к фильмам
Портреты
Гостевая книга
Ноты
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Дунаевский сегодня
И.Дунаевский, Л.Райнль. Почтовый роман
Исаак Дунаевский. Когда душа горит творчеством.... Письма к Раисе Рыськиной
Как погубили Исаака Дунаевского
Пиcьма И.О.Дунаевского к Л.Г.Вытчиковой

страница 8

нескладности, давящие на меня по сию пору, то виной этому не пресловутая жажда жизни и любви.

      Я заговорил все-таки о себе, для того чтобы мне легче было довести до Вас свою мысль.

      А Вы? Вы пытались себе создать жизнь (вернее, реальное бытие) на основе тех случайностей и призраков, к которым влекла Вас Ваша жажда. В этом Ваша страшная ошибка, от которой Вы должны себя решительно впредь предостеречь! Я говорю это, потому что мне чудится каким-то двадцать шестым чувством, что Вы склонны снова пустить Вашу жажду на волю стихий. Что единственно Вы приобрели огромной ценой? Счастье матери! Но как оно у Вас болезненно, это счастье, в вечных страхах за жизнь родного маленького существа! Вы не смогли, не сумели, обладая огромным моральным и человеческим превосходством, приобрести себе ни друга, ни мужа для себя, ни отца для Ваших детей! Вы уничтожили Вашу юность, молодость и теперь выколачиваете тяжелым трудом средства для существования, в то время как Ваши призраки-негодяи канули куда-то, предоставив Вам расплачиваться за все! Как рано Вам приходится сдавать в архив воспоминаний то, что могло бы еще жить и трепетать явью и полнокровной реальностью! Я никогда еще так сурово не осуждал Вас и никогда еще мне так не хотелось, чтобы Вы нашли свое счастье в жизни! Как Вы его заслужили! И как Вы не сумели его поймать! Людмила! Простите меня за мою горячность! Вы очень хорошая! И не винить Вас мне хочется, а помочь Вам обрести свое достоинство и не швыряться больше собою. И если бы я умел молиться, я помолился бы за Вас, за Ваше здоровье, за здоровье Ваших близких людей, за Вашу любовь, за любовь к Вам, за Ваше счастье, за Ваши успехи, за Ваше благополучие, за нашу неувядаемую дружбу и радость взаимного общения, за... Вашу жажду жизни и любви (но в моем понимании)!

      Сейчас прямо подстать кончить лозунгами: "Да здравствует..!" и т. д. Опять Вы скажете, что я кончаю шуткой. Но это же хорошо!

      Я крепко, несчетное число раз целую Вас. (Я сошел с ума! Что сказала бы княгиня Марья Алексеевна!) Я нежно, нежно целую Вашу душу!

      Ваш И. Д.

      Приемник у Вас скоро будет. Я просто ждал, пока Правительство снизит цены! И, видите, дождался! Ура!

      Людмила! Я Вас люблю! Не смейте мне отвечать взаимностью!

      P. S. Я перечитал свое письмо. Я чувствую, что не на все ответил. Поэтому буду Вам писать скоро еще, не дожидаясь Вашего ответа на это письмо.

      Мне очень не терпится знать, раскрытие какой тайны от меня Вы откладываете до лета? И почему эта тайна является причиной моих частых упреков и, как Вы пишете, моего великого гнева?

      Вообще Вы ужасный человек, и я начинаю убеждаться, что люблю Вас и ценю только потому, что не имею никакого представления о подлинной свирепости Вашей натуры.

      Что? Съели?

      Ваш И. Д.

      Пришлите мне, пожалуйста, Ваше хорошее фото.

     

        2.IV.1949. Москва.

      Мой милый, дорогой друг!

      Что же Вы замолкли? Или что-нибудь случилось? Или Вы снова погружены в свои тяжелые и многообразные дела? Или Вы снова что-то "сотворили" с собой и боитесь выдать себя каким-нибудь неосторожным словом? Или Вы сердитесь на меня за мое последнее письмо? Я часто передумываю, не причинил ли я Вам какой-нибудь боли своими назойливыми рассуждениями и философствованием. Но я всегда не ошибался, доверчиво полагаясь на Ваше прощение, ибо мои письма к Вам всегда были искренними, идущими от глубин моего сознания и нежных чувств к Вам, от ласкового бережения Вашей чудесной и светлой души. Нет! Вы не можете на меня сердиться! Почему жe Вы умолкли? Мне не хватает Ваших писем. Вы об этом забыли? Что с Вами?

      Ваш И. Д.

     

        8/IV-49 г.

      Мой нежный друг!

      Вообще не следовало бы в таком настроении, как у меня сейчас, писать Вам, но, во-первых,